Google translation

Дорогие собратья,

Неделю назад я вернулась из лагеря и рада передать привет из Долины йогов всем, кто помнит и любит наш летний йоговский дом.

Этот год был особенным для Аршана и Кынгарги - с 28 на 29 июня с гор сошел селевой поток. В горах в подземном кармане много лет копилась смесь из жидкой грязи и камней, "последней каплей" стали теплые ливневые дожди. В результате все это хлынуло с огромной силой, с одной стороны - на поселок со стороны Мертвого озера через ручей Артемьева, а с другой - по руслу Кынгарги.

Когда мы приехали, грязь на Трактовой улице была уже сложена в большие кучи, очень оперативно вымостили новые тротуары и даже поставили на них зачем-то металлические ограждения. Брава рассказала, что сразу после стихии все было затянуто грязью, работали только 3 кафе, туристы все разъехались... Жители продолжали пользоваться водопроводной водой, потом она стала очень сильно хлорирована, а потом появилась информация, что воду эту пить нельзя, жителям стали выдавать по 3 литра привозной воды в день.

След от селевого потока показывают как достопримечательность из окна маршрутки еще до поворота на Аршан. Это широкая полоса, идущая с горы вниз, без леса, серого цвета. Ближе к Аршану серая грязь залила лес: сухая она выглядит почти как асфальт, а жидкая затягивает как болото. Аршан какое-то время был закрыт для туристов

На Кынгарге, соответственно, были снесены абсолютно все мосты. То есть дороги в лагерь не было ни по реке, ни через Мертвое озеро. К тому же среди местных проводников ходил упорный слух, что в горах в верховье Кынгарги сход сели продолжается.

Георгий Леонидович напутствовал нас на прокладку новой дороги в лагерь, строительство мостиков и тому подобное, поэтому, прилетев в Иркутск, мы с Майком в первую очередь заехали в туристический магазин и купили топор и баллон для газовой горелки, а ножовка уже была с собой. По приезду в Аршан докупили скобы, гвозди и веревку. Брава с утра сходила к водопаду и узнала приятную новость, что два первых моста уже были построены! Туристы, которые возвращались с Шумака, рассказали, что по ущелью пройти нельзя, они шли верхом, буквально продираясь через бурелом - эта новость была не столь приятной.

Утром мы отправились в путь вчетвером (из первой смены дождалась выхода в горы только Полина). Пройдя два мостика, мы выбрали место для третьего, и как только Майк срубил первую подходящую елку, появился крепкий спортивный парень и согласился помочь! За час-полтора надежный мостик из 4-х бревен, скрепленных скобами, был готов, и мы пошли дальше.

Далеко уйти не удалось. Тропинка уходила в пустоту - весь берег в ущелье был смыт. Мы разбили временный лагерь и начали искать тропу поверху. Тропу найти не удалось, практически не шли, а продирались. Но решили, что раз там люди прошли, то и мы пройдем. И на следующий день пошли уже с рюкзаками. Участок от начала ущелья до Сторожевого камня (там раньше был полуостров со множеством туров и 4-й мостик) мы прошли часов за 5. У Сторожевого мы еще раз встали лагерем, так как из Аршана нужно было забирать уже вторую смену и второй рюкзак Бравы (так как в этот раз она несла только лагерное оборудование)

На следующий день Брава с Майком и Полиной ушли в Аршан, а я осталась в лагере. По прошлым годам это место было похоже на городской проспект, так много проходило по нему туристов. Сейчас же за сутки прошли всего 3 минигруппы - с Шумака и на Шумак.

С новой сменой мы перебрались на Стрелку и поставили базовый лагерь на месте Приюта авантюриста, в котором тоже побывало много наших йогов. Мы пришли на готовое место, даже тент был установлен, видимо, оттуда МЧС снимал группу школьников сразу после стихии. Там Майк и Алексей построили еще один хороший мостик. Занятия шли по расписанию, из Иркутска передали два котелка, так что кашу готовили уже на костре. Место для лагеря было удобным, но все-таки чувствовалось, что место, скажем там, социальное, накопило много бытовой информации.

Со Стрелки мы с Майком и Алексеем пошли с ночевкой в Долину.

Надо сказать, что вид русла реки изменился до неузнаваемости. В этом году я ходила в лагерь уже в восьмой раз, и, как говорится, каждый камень знаю в лицо)) Но тропинок не осталось! Все берега смыты, островки снесены, русло засыпано камнями и завалено стволами и ветками. Ориентировались по горам, притокам реки и по ощущениям. По камням идти тяжело, так как они еще очень неустойчивы, дорогу все время преграждают поваленные стволы, кусты... Кое-где приходилось их спиливать, иначе не пройти. Здесь уже мосты были не нужны, река как-то обмелела и стала более плоской, рельеф сгладился. Прыгали по камням со стороны на сторону. Поражала мощь стихии, которая тащила огромные камни и в щепки крошила огромные деревья. Как-то притихаешь от осознания этой силы.

Да! Нетронута наша "любимая" Кашкара и небольшой участок по лесу перед Стрелкой.

Встреча с Долиной была волнующей. Всю дорогу я думала, как там? Сохранился ли ручей? Как там схрон, вдруг там все стронулось и завалило лагерное имущество: пилу, топор, котелки, колышки для палаток? Но я даже не могла подумать, что вместо зеленой травы увижу сплошь белые камни практически по всей Долине...

Выйдя на простор Долины, мы все внутренне замерли от ее величия, какой-то монастырской отрешенности. Солнце палило нещадно, небо было абсолютно чистое, голубое. Я подумала, что там всегда все по максимуму - если Солнце, то это зной, если дождь, то промокнешь до нитки... Стало грустно - где же кухня, где палатки, где йоги, парящие журавлями, ведь 17 же часов!

Хотелось пить, отдохнуть в тени, и мы пошли в старый лагерь. Помылись, поужинали и пошли опять в Долину, проверить ручей и схрон. Ручеек жив, схрон в порядке, можно заселяться!!! :)


Сильвия

Книга отзывов